Российская Федерация: МКЮ выражает обеспокоенность в связи с решением суда о регистрации в качестве иностранного агента

Сегодня МКЮ выразила обеспокоенность в связи с постановлением Новочеркасского городского суда Ростовской области от 14 мая 2014 г., обязавшего общественную организацию «Женщины Дона» зарегистрироваться в качестве иностранного агента.

Данное постановление было вынесено в результате гражданского производства, возбуждённого прокурором г. Новочеркасска с целью защиты прав неопределённого круга лиц. МКЮ осуществляла наблюдение за данным процессом.

В соответствии с решением суда, «Женщины Дона» стали третьей российской НКО, которую суд обязал зарегистрироваться в качестве «иностранного агента» на основании изменений, внесённых в законодательство об НКО в 2012 г., согласно которым все российские НКО, получающие иностранное финансирование и принимающие участие в «политической деятельности», обязаны пройти соответствующую регистрацию.

МКЮ обеспокоена тем, что вывод суда о том, что организация принимает участие в политической деятельности, был сделан на основании расплывчатых философских и социологических конструкций и неофициальных определений словарных статей, а также тем, что в обоснование необходимости ограничения свободы собраний и выражения мнения путём признания организации иностранным агентом суд некритично ссылался на заключение эксперта.

Более того, сославшись на одно экспертное заключение, суд отказался – в отсутствие достаточной аргументации – принять во внимание экспертное заключение, представленное НКО.

«Решение по данному делу оказывает существенное влияние на свободу объединения и выражения мнения членов данной НКО, при этом содержит крайне расплывчатую и нечёткую аргументацию и применяет указанное в законе определение «политической деятельности», сфера действия которого является чрезмерно широкой и неопределённой», заявила МКЮ сегодня.

«Слабая аргументация в данном решении ставит организацию «Женщины Дона» – а также другие НКО – в ситуацию, в которой у них практически отсутствует возможность понять, какие действия они могут предпринять, чтобы избежать признания в качестве иностранного агента, либо по каким основаниям они могут обжаловать данное решение. Это противоречит принципу правовой определённости и составляет незаконное ограничение свободы собраний и выражения мнения, в нарушение обязательств Российской Федерации, предусмотренных международным правом в области прав человека», добавила МКЮ.

В своем решении суд согласился с позицией прокуратуры о том, что семинары и пресс-мероприятия, организованные «Женщинами Дона», являлись политическими действиями с целью «воздействия на принимаемые государственными органами решения, направленные на изменение проводимой ими государственной политики».

По мнению суда, любой вид действий, включая критические статьи, «рассчитанные на широкий и однозначный социальный резонанс, и направленные на проблемное комментирование официальных документов » могут считаться политической деятельностью.

В частности, суд постановил, что круглый стол, проведённый НКО, приравнивается к политической деятельности, помимо прочего, в тех случаях, когда он «отражает необходимые выводы не в лаконичных итоговых резолюциях, а в системной обработке вовлечённых граждан, развивающих приобретённые идеи в повседневной жизни».

Суд также согласился с заявлением прокуратуры о том, что опубликованные в интернете отчёты, которые НКО направляла в Министерство юстиции и своим грантодателям и содержащие сведения о круглых столах, являются доказательством участия НКО в политической деятельности.

Кроме того, вопреки позиции Конституционного Суда Российской Федерации, нашедшей отражение в его решении от 8 апреля, в деле «Женщины Дона» суд признал, что действие главы НКО, совершенное ею в личном качестве – в данном случае посещение заключённого – может рассматриваться как доказательство участия НКО в политической деятельности.

Признание в качестве иностранного агента является серьёзным вмешательством в свободу собраний и свободу выражения мнения НКО и её членов, а также может помешать эффективному функционированию НКО, как указано в заключении МКЮ по Закону «Об иностранных агентах».

МКЮ напоминает, что международноправовые нормы в области прав человека, которые имеют обязательную силу в отношении Российской Федерации, допускают ограничение прав на свободу собраний и свободу выражения мнения только в том случае, если они надлежащим образом предусмотрены законом, являются необходимыми для достижения законной цели и соразмерны ей. Если данные права ограничиваются на основании нечёткого законодательства и судебной практики, действие которых является объективно непредсказуемым для лиц, на которых оно распространяется, то такие ограничения не соответствуют требованию «предусмотрено законом» и могут быть несоразмерными и произвольными.

Кроме того, право на справедливое судебное разбирательство предусматривает обязанность суда представить достаточную и чёткую аргументацию для своего решения; помимо прочего, это необходимо для того, чтобы сторона могла обжаловать решение.

Как указано в Заключении № 11 Консультационного совета европейских судей (КСЕС), «чёткая аргументация и анализ являются основными требованиями, предъявляемыми к судебным решениям, а также важным аспектом права на справедливое судебное разбирательство».

Кроме того, в Заключении указано следующее: «Признавая полномочия судей в сфере толкования законодательства, необходимо также не забывать об их обязательстве повышать уровень правовой определённости. В действительности принцип правовой определённости гарантирует предсказуемость содержания и применения норм права, что способствует обеспечению высокого качества судебной системы».

Контакты:

Роушин Пиллей, директор Региональной программы МКЮ по Европе, roisin.pillay(a)icj.org

Тимур Шакиров, правовой советник Региональной программы МКЮ по Европе, temur.shakirov(a)icj.org

Russia-Women of Done Judgement-news-web story-2014-rus (полный текст на русском, PDF)

Translate »